Леонид Броневой

Фото Леонид Броневой



Дата рождения: 17 декабря, 1928
Место рождения: Киев, СССР (Украина)
Семейное положение: Виктория Броневая, один ребенок
Рост: 1.77 м

Биография Леонид Броневой


Это имя - знаковое. Так же, как имена Вячеслава Тихонова, Олега Табакова, Василия Ланового. И актеров более старшего поколения, уже ушедших: Ростислава Яновича Плятта и Евгения Александровича Евстигнеева. Еще назову имена двух женщин, причастных к этому великолепному телесериалу: Татьяну Михайловну Лиознову и Екатерину Градову. Забыть Микаэла Таривердиева и Роберта Рождественского тоже было бы большой несправедливостью. Не знаю, как вы, уважаемый читатель, а я смотрел этот телесериал раз семнадцать. Теперь - к делу.[!]

- Леонид Сергеевич, какие вопросы вы бы не хотели от меня услышать? О Мюллере, наверное?
- Каждый, буквально каждый норовит спросить о значении этой роли в моей актерской судьбе, о фашизме, сталинизме и других “измах”. Мне надоело говорить обо всем этом, поэтому давайте поговорим о другом.
- Договорились. Вы уже не так молоды, Леонид Сергеевич. Родителей, наверное, нет в живых?
- Возраста своего я не скрываю: родился 17 декабря 1928 года в Киеве. Родители были долгожители: отец умер несколько лет назад , когда ему было за 90, маме к моменту кончины - около того. Но вместе они не жили с 1937 года, когда отца арестовали, осудили, а нас, “семью врага народа”, сослали в город Малмыш Кировской области. Жизнь была сломана. Маме было 27 лет, ей сказали: разведись, жить будет легче. Развелась, но жить легче не стало: в ссылке голодали и холодали. Спустя четыре года вернулись с мамой в Киев, а через несколько дней началась война. Мы еле-еле успели эвакуироваться, немцы заняли город едва ли не на другой день. Мы оказались в Южном Казахстане, в городе Чимкенте.
- А что стало с отцом?
- Ему дали 10 лет с правом переписки. Приговор “без права переписки” означал, если вы знаете, расстрел. Отец, когда освободился, хотел вернуться к нам, но мама воспротивилась: “ Я его никогда не любила.” Это меня страшно огорчило, потрясло. Я, помню, спросил маму: “Как же тогда я родился?”
Отец нашел себе вторую жену, хорошую женщину, которая продлила ему жизнь на пару десятков лет.
Мама с папой познакомились на рабфаке, она училась на экономическом факультете, он - на юридическом. Они были кристально чистыми людьми - сейчас это, возможно, звучит смешно. Они верили в светлую идею, в революцию. Отцу предложили работать в НКВД - его брат, мой родной дядя, занимал в НКВД Украины очень высокий пост, он и предложил. Мама же советовала ему пойти по линии адвокатуры: тогда, мол, тебе придется людей защищать, а в НКВД тебя заставят заниматься совершенно другим делом, далеким от защиты. Отец не послушался, пошел служить ТУДА. Носил один ромб, что соответствовало чину армейского генерала. Ну а в 1937-м его, как я уже сказал, посадили. Поэтому меня после школы в приличные вузы взять не могли (замечу, что три последних класса средней школы Леня Броневой одолел за год. -В.Н.), а в Институте театрального искусства в Ташкенте, местном ГИТИСе, в анкете о родителях не спрашивали. Это мне все мама втолковала.
Туда я и пошел и, закончив институт в 1951 году, стал артистом. Где я только не работал! В Иркутске, Грозном, Оренбурге...
- Леонид Сергеевич! Извините, что перебиваю. Вот в Оренбурге-то наши жизненные пути и пересеклись! Я там родился и жил до 1958 года, когда уехал учиться в Москву. Жили мы в двух шагах от областного драматического театра имени Горького, в труппе которого вы состояли. Я помню вас в спектакле “Семья”, в котором вы играли Володю Ульянова. Скажите, что я не прав!..
- Ну что вы, все правильно. Хорошо помню Оренбург, тогда он назывался Чкалов. Позвольте мне задать хотя бы один вопрос интервьюеру, то есть поменяться с вами ролями: почему Чкалов переименовали обратно в Оренбург?
Вы как урожденный оренбуржец должны это знать.
- Город Оренбург основан примерно в середине XVIII столетия, при каком царе - не помню. В 1938 году, когда погиб Валерий Чкалов, его и переименовали в Чкалов, хотя Валерий Павлович никогда в Оренбурге не жил, ни разу туда не приезжал и даже, думаю, над ним не пролетал. Возможно, переименовали потому, что в Оренбурге незадолго до гибели Чкалова открыли два военных училища: летчиков и штурманов. Училищу летчиков в 1938 году присвоили имя Чкалова, заодно, одним махом, - и городу. Где-то на Волге, под Нижним Новгородом, есть город Чкаловск, бывшее село Василево, в нем-то Чкалов и родился. Итак, название Чкалов было ни к селу, ни к городу. Поэтому в 1957 году городу Оренбургу вернули историческое имя. Равно как в иные времена Андропову вернули имя Рыбинск, Брежневу - Набережные Челны, даже Ленинграду вернули его историческое имя, которое не всем нравится, в том числе и мне.
- Подозреваю, что в школе вы были отличником… Я хорошо помню ваш город, облдрамтеатр, как его сокращенно называли, его главного режиссера Юрия Самойловича Иоффе. Вторым режиссером театра была чудная женщина Щеглова - забыл, к сожалению, ее имя, а ее дочь, Ольга Высотская, была актрисой того же театра. Воспоминания о городе Чкалове голодные, нищенские, но все равно - светлые, потому что была молодость, были надежды. Оттуда я, как и вы, но годом раньше, уехал в Москву, поступил в школу-студию МХАТ, окончил ее за два года. И опять меня угнали в провинцию, на сей раз - в Грозный. Я вечером играл Сталина, а утром распродавал свои теплые вещи - там они после Оренбурга оказались не нужны.
- Скажите, Леонид Сергеевич, а есть такое понятие: провинциальный театр, провинциальный актер?
- Право, не знаю. Я много лет проработал после провинции в Москве, вошел в коллектив Театра на Малой Бронной легко, хотя не у всех так получалось. В провинции актер вкалывает гораздо больше, чем в столице, приходится готовить по 4-5 спектаклей в год, потому что зрителей больше чем на 15-20 спектаклей не наберешь. Дальше - пустой зал. А в Москве люди барские: выпускают в год один спектакль, максимум - два. А покойный Андрей Александрович Гончаров (многие годы -главный режиссер театра имени Маяковского - В.Н.) мог готовить один спектакль пять лет. Я был членом Художественного совета театра на Малой Бронной, где схлестнулся однажды с одним артистом. Он, обращаясь к коллегам, говорит: “Да что вы его слушаете! Он же провинциал!”
Думал меня оскорбить, а я принял это как комплимент. Провинциальный артист - это труженик, рабочая лошадь! У него нет никаких приработков: ни в кино, ни на местном телевидении и радио, где вакансий внештатников никогда нет. Можно только драмкружок вести на заводе. В Иркутске мне удалось организовать драмкружок только потому, что я пообещал за те же деньги - 60 рублей в месяц - создать еще и хор. Аккомпанировал хору на аккордеоне, привозил его в Москву. Я не хочу жаловаться, это не в моих правилах, но хлебнуть мне пришлось сполна.
- Но потом-то вы оказались в порядке: звания, награды, слава…
- Чтобы получить почетное звание, надо было пройти девять кругов ада.
И первый, самый страшный круг - партбюро театра. Если они тебя зарежут, твое дело никуда не идет, если же они за закрытыми дверьми проголосуют “за”, то дело идет выше: в райком партии. Одновременно оно попадает в горком профсоюзов. Дальше - в ЦК профсоюза работников культуры и горком партии. Вслед за этим - в отдел культуры КГБ, может, я назвал его неправильно. Из него бумаги приходят в ЦК КПСС, где несколько секретарей ЦК ставят свои подписи. После всей этой канители дело идет в Президиум Верховного Совета. Поскольку я всегда был беспартийный, все это проходило довольно сложно, занимало годы. Народного артиста СССР я ждал четыре года! А “Народного артиста РСФСР” получил благодаря Борису Николаевичу Ельцину. Мы выступали в Кремлевском Дворце съездов, я читал “Стихи о советском паспорте” Маяковского.
После концерта за кулисы пришел тогдашний первый секретарь МГК Ельцин в сопровождении чиновников. Красивый, вальяжный, метра под два ростом.
Я заметил, что на левой руке у него не хватает пальцев. Кто-то из артистов его спрашивает: “Борис Николаевич, ну как вам тут, в Москве?”. Он махнул так рукой и говорит: “Не спрашивайте!..” И вдруг обращается прямо ко мне: “Вы - сибиряк?” Я отвечаю: можно сказать - да, работал много лет в Иркутске. Тогда он поворачивается к сопровождающим, среди которых я узнал министра культуры РСФСР Мелентьева: “Почему он до сих пор не народный артист России?” Буквально через два дня я уже был им!
- Потом стали Народным артистом СССР, да? Помогали коллегам?
- Конечно, подписывал прошения на жилье, что-то еще. Но ходить никуда не ходил - стал затворником, ворчуном. Вот в молодости любил шутку, был человеком открытым, покладистым.
- Что же - вас считают человеком с тяжелым характером?
- Думаю, да. Говорят, я невыдержанный, вспыльчивый, очень эмоциональный. Но я не выношу несправедливости… Наверное, характер не лучший, а лучше что же - молчать, улыбаться или врать? Я не люблю отмалчиваться, вылезаю, за что часто получаю по голове. А меня столько раз надували, в том числе и у вас, в Америке… Не хочу называть никаких имен, Бог с ними.
- Нет уж, пожалуйста, назовите: страна должна знать своих героев.
- Хорошо. Это Эммануил Г. из Бостона. Как он издевался надо мной! Устроил расписание концертов так, что я из Майами должен был лететь в Бостон, в тот же вечер - обратно. Я же не Валерий Чкалов или космонавт какой-нибудь, чтобы летать туда-сюда. Я артист, к тому же - немолодой. Мне нужно, перед тем как выйти на сцену, отдохнуть, привести себя в порядок. Залы на встречах - концертах были переполнены, он за выступление платил мне 250 долларов.
Мне казалось: хорошо, я ведь в этом ничего не понимал. А ребята в Москве меня потом засмеяли: “Молодец, дал на себе разбогатеть шкуродеру!”
- Кто ваши ближайшие друзья, Леонид Сергеевич? С Татьяной Михайловной Лиозновой поддерживаете отношения?
- Нет у меня ближайших друзей, к сожалению, - врать не буду. Татьяна Михайловна - умнейшая женщина, замечательный режиссер, но отношений я с ней не поддерживаю. Она сейчас к тому же больна, даже на вручение премии “Тэффи” не пришла.
- Спрошу вас еще об одном режиссере, с которым вы едва ли не четверть века проработали в Театре на Малой Бронной: об Анатолии Васильевиче Эфросе.
- Он собрал в театре очень сильную труппу: Станислав Любшин, Олег Даль, Валентин Гафт, Александр Ширвиндт, Алексей Петренко, Елена Коренева. Можно было поставить любой спектакль, а они стали постепенно уходить, остались Дуров да я. Я сыграл роль Сократа в пьесе “Сократ” Самуила Алешина, и тут звонит (дело происходит уже в 1988 году) Марк Анатольевич Захаров: “ Давно хотел пригласить вас на роль Крутицкого в “На всякого мудреца довольно простоты”. Я смело так высказываю ему свое видение проблемы: “Марк Анатольевич, вообще приглашают на роли короля Лира, Отелло или Арбенина. А Крутицкий - что за роль!” Он пригласил меня к себе в Ленком, изложил трактовку роли, из которой я понял, что все, включая Островского, неправильно эту роль понимали! Станиславский играл замечательно, но играл маразматика, точно так же играл Плотников и многие другие актеры. Марк Анатольевич все вывернул наизнанку: “ Он идиот? Да он умнее всех! Он видит всех насквозь! Не надо фальшивых интонаций, не надо пресмыкаться, держитесь достойно!”
Больше десяти лет уже идет в Ленкоме этот спектакль, сплошные аншлаги, битковые залы.
- Многие идут, замечу, на Броневого. Вчера, например, вы в каком спектакле были заняты?
- В “Королевских играх” Гриши Горина и Марка Анатольевича Захарова. Острая музыкальная трагикомедия, захватывающее, казалось бы, зрелище. Спектакль был целевой, приглашены были работники одного крупного медицинского учреждения. То ли сослуживцы стесняются друг друга, то ли что-то другое, но играть было очень тяжело, потому что в зале - ледяное молчание. Закрыли занавес - бешеные овации, цветы, но кому от них легче? И это - не в первый раз. Социологи, психологи должны изучить этот феномен: почему публика на целевых спектаклях цепенеет, боится показать эмоции. Словом, вчера я ушел больной со спектакля... Примерно так, при гробовом молчании, поскольку в зале сидела Фурцева и два ее помощника, принимали когда-то у Эфроса “Три сестры” в театре на Малой Бронной. Замечательный был спектакль!

Если уж мы заговорили о Чехове, вспомню “Чайку”. Сколько их сейчас поставлено!
Какие дикие трактовки! У Льва Додина по сцене почему-то ездят на велосипедах, театр превратился в цирк. А лучшие “Чайки” поставили, на мой взгляд, те же Эфрос и Захаров. Марка Анатольевича я считаю выдающимся режиссером, который может поставить все: от рок-оперы (нынешним летом 20-летний юбилей отметила поставленная Захаровым рок-опера “Юнона и Авось”. - В.Н.) до тончайшего психологического спектакля.
- Все-таки спрошу, не удержавшись, о Мюллере. Он положительный герой или отрицательный?
- Возьмите любого человека, можно ли о нем сказать: положительный он или отрицательный? Все гораздо сложнее. Так и в Мюллере: есть все. Он отрицателен только в одном, но, разумеется, в главном - на его рукаве фашистская свастика. Для нормального человека это отвратительно. А с точки зрения ума, умения анализировать, общаться с людьми - у него можно поучиться. Повторяю: он отрицательный тип. Я никогда в жизни, в театре ли, в кино, не играл ни одного образа так, чтобы быть его прокурором. Некоторые наши артисты играют именно так, а хорошие американские актеры - никогда.
- Вы с ними связаны как-нибудь?
- Внимательно слежу за их работой, это суперпрофессионалы. Я никого из них лично не знаю, но вот передо мной фотография Лайзы Минелли. Мы с ней тоже не знакомы, но она через кого-то передала эту чудную фотографию с надписью: “Дорогой Леонид, нахожусь в Москве. Пробуду несколько дней, но, к сожалению, не смогу вас увидеть. Ваша Лайза.”
- Последний, однако весьма важный вопрос. Вы верующий человек, Леонид Сергеевич?
- Да, верующий. Но я не понимаю, почему в любой религии некое церковное заведение должно быть посредником между человеком и Богом. Я многих спрашивал об этом, мне ”объясняют”: “Деньги-то им надо зарабатывать! Собирают понемногу у миллионов верующих, поэтому кругом роскошь и золото.” Я возражаю: у католической церкви нет золота, все скромнее. Меня просвещают: да, скромнее, но там есть свои прегрешения... Словом, я верую, но не для публики. За себя нельзя у Бога просить, я прошу за жену, дочку, внучку.

Автор - Владимир Нузов

Фильмография Леонид Броневой



Комментарии
Внимание! Вся информация на сайте собирается автоматически из открытых источников и не претендует на 100%-ную достоверность. Если Вы обнаружили неточность или ошибку, пожалуйста представьтесь и сообщите об этом в комментариях. Если в тексте очень много грамматических ошибок, значит он сгенерирован автоматически и будет исправлен по мере прохода ручной редакции. В комментариях запрещено неуважительное отношение к персонам, администрации и к другим комментаторам.
Виктор
Хогел бы того Броневой или нет, но фильмы "Семнадцать мгновений весны" и "Щит и меч" стали фильиами ниспровергающими традиционное представление как о фашизме, так и о коммунизме. Впервые на экране мы видим не глупого немца, но чёткую и слаженную и оперативную работу немецкого фашистского руководства. Охранно-разыскная служба профессионализму, мгновенности реакции и результативности которой можно только позавидовать. Например фильмы "Судьба человека", "Жаворонок" и многие другие. У нас беглецов ловят годами и ,как правило, безрезультатно. В последней сцене фильма "Щит и меч" его главный герой, на мой взгляд, очень сожалеет о том, что изменилась его жизнь. Его жизнь была полна опасностей, но у неё был смысл, была заполнена каждая её минута! Теперь он чувствует себя возвратившимся в прошлый век, пересевшим из личного автомобиля в колхозную телегу! А работать предстоит с глупым председателем да со строптивым бригадиром! Просмотрев такие фильмы невольно подумаешь, что как прекрасно мы моглихбы жить, если бы наши руководители не были такими откровенными глупцами. Да, власть берут силой и на это их способностей хватает! Но руководить нужно умом и вот на это-то их как раз и не хватает, потому что человек состоит из совокупности трёх начал: сексуального, физического и умственного в сумме (сложении) они и представляют человека как единое целое. И, если Бог кому-то передал (дал больше нормы) силы, тому, чтобы не нарушать баланс, как обычно, не додаёт ума. Вот и наша власть: чем она сильнее, тем она елупее и другого не дано! А Броневому, почему-то стыдно за свою роль в "мгновениях", не хочет о ней вспоминать!
5 января 2014 12:53

Случайные биографии
Фото Бенно Фюрманн

Бенно Фюрманн

Бенно Фюрманн родился в 1972 году в городе Берлин в Германии. В раннем возрасте Бенно становится круглой сиротой. Когда мальчику исполняется семь
Фото Нина Дробышева

Нина Дробышева

Нина Ивановна Дробышева. Закончила студию при Ленинградском Театре юного зрителя в 1961 году. С 1962 года работает в Театре им. Моссовета. Народная
Фото Александр Балуев

Александр Балуев

Александр Балуев - один из тех артистов, кто прочно и при этом неприметно обучредился в русском кино. Если бы еще лет десять назад кто-нибудь
Фото Галина Польских

Галина Польских

Актриса Галина Польских снялась в фильмах «ДикаяPolskih.jpg (7361 bytes) собака динго», «Жили-были старик со старухой», «Журналист», «Верность»,
Фото Нина Дворжецкая

Нина Дворжецкая

После окончания школы Нина крепко постановила стать артисткой. Но это оказалось не так легко… «Первый год я, такой цветок после школы, пострухнула во
Друзья
Яндекс.Метрика


© Биографии актеров 2011 - 2016. При использовании материалов сайта, активная ссылка на http://actordb.ru обязательна!